20 ноября 1847 года – горный инженер Егор Петрович Ковалевский отправился с экспедицией в Египет. В состав его команды, в том числе, входили жители Миасского завода, имеющие большой опыт работы по поиску и разработке золотоносных месторождений.

Е.П. Ковалевский – личность очень яркая и многогранная –путешественник, писатель, дипломат, востоковед, сенатор, член совета министров иностранных дел, почётный член Петербургской Академии наук.

Егор Петрович Ковалевский родился 6 (18) февраля 1809 года в селе Ярошевка Харьковской губернии в дворянской семье. Отец Егора Ковалевского являлся надворным советником. Его брат Евграф Петрович был видным государственным деятелем, некоторое время занимал должность министра народного просвещения, был членом государственного совета и президентом вольного экономического общества.

Егор Ковалевский учился на философском отделении Харьковского университета. Со времен студенчества его привлекала художественная литература. Уже в то время появились его первые поэтические произведения. Однако больше всего ему нравились лекции по географии профессора Н.Н. Гулак-Артемовского, что определило в дальнейшем его пристрастие к путешествиям. После окончания университета, в 1829 году он поступил на службу в Горный департамент. А вскоре в чине горного инженера вместе со своим братом отправился на Алтай, где возглавил одну из геологических экспедиций по поиску золота.

В 1835 году Егор Петрович Ковалевский вместе с братом переезжает на Урал. Он поселился в Златоусте, откуда совершал частые поездки по всему рудному Уралу. Однако стремление к путешествиям и профессиональный интерес не позволяли ему долго находиться на одном месте. На Урал он вернется лишь в 1846 г. по назначению помощником начальника Златоустовского горного округа и директором оружейной фабрики.

А весной 1837 года Ковалевский вновь вернулся в Петербург, где начал подготовку к поездке в Черногорию для поиска золота. В течение нескольких последующих десятилетий он занимался исследованиями разных районов Европы, Азии, Африки, посетил Китай. В поисках месторождений золота исследовал Карпаты и Балканы, побывал в Афганистане и Кашмире.

Е.П. Ковалевский долго мечтал посетить Египет. И его мечта сбылась. Правитель Египта Мухаммед Али в соответствии со старинной легендой о существовании сокровищ, которые добывались в копях для царя Соломона, отправил своих посланцев на их поиски. До приезда русских сведения о фантастическом количестве золота в верховьях Нила поступали, но не были подтверждены: золота было найдено немного. И Мухаммед-Али, одержимый идеей все-таки найти сокровища, обратился к Николаю I с просьбой срочно прислать знающего горного инженера.

Сначала в 1845 году из Египта в Россию приехали египетские инженеры Али-Магомат и Дашури для изучения способов разработки золотоносных песков. Егор Петрович должен был сопровождать их из Санкт-Петербурга в Екатеринбург для осмотра Березовских частных золотых промыслов, Гороблагодатских заводов, а затем поехать на Златоустовские заводы для ознакомления с Миасскими промыслами.

Когда был решен вопрос о финансировании экспедиции,  Е.П. Ковалевский подобрал себе команду и отправился в путь.

В состав экспедиции Е.П. Ковалевского входили натуралист, доктор, француз живописец-архитектор, охранник подполковник Юсуф-эфенди, родом черкес. Кроме этих лиц, вместе с ним были сибирские и уральские штейгеры и рудокопы. Из Миасского завода – штейгер Иван Бородин (который ранее в 1845 году уже командировался в Бухарест, где проявил себя опытным и знающим специалистом) и золотопромывальщик Иван Фомин, и, по словам Ковалевский, «…слуги всех возможных наций и цветов, белые, черные, желтые, коричневые и, наконец, метрдотель паши». Вот в таком составе экспедиции пришлось преодолевать водные препятствия, безжизненную Нубийскую пустыню, терпеть все превратности судьбы.

Экспедиция имела две четкие задачи: поиски золота и уточнение положения истоков Нила. Само путешествие длилось чуть меньше года — до середины 1848 года. Исследователи отплыли в ноябре 1847 года из Одессы в Грецию через Константинополь, Дарданеллы, побывали в Смирне и на Родосе. В декабре пароход прибыл в Александрию. Оттуда экспедиция направилась в Каир, который очень понравился Ковалевскому. 20 января 1848 года путешественники отправились из Каира в Асуан, откуда плавание по Нилу продолжалось на парусных барках. Но пройти через пороги Нила выше города Куруску им не удалось, поэтому было решено идти через Большую Нубийскую пустыню караванным путем.

Ковалевский в своем дневнике писал: «Пустыня явилась во всем ужасе разрушения и смерти. Остовы верблюдов и быков попадались на каждых десяти шагах, иногда чаще. Ни червяка, ни мухи, ни высохшей былинки: как будто здесь и не было никогда жизни. Низменные, отдельные, разбросанные, до половины занесенные песком горы имели совершенно поражающее подобие могил. Расположенные на безбрежной песчаной равнине, они придавали ей вид кладбища. Небо так же пусто, как и земля… Ничего не видел я ужаснее в жизни». Жара была больше 42°С, а о вкусовых качествах воды в пустыне Ковалевский написал: «Положите в стакан чистой воды две ложки болотной грязи, добавьте туда соли и кусочек тухлого яйца. Если настоять все это на полыни, получится вода во всем сходная с той, которую мы пили…». Но тяжелые испытания в пути не помешали путешественникам провести ряд наблюдений: определить высоту местности, провести геологические и метеорологические наблюдения.

Оставив Голубой Нил, русский отряд направился к притоку этой реки – Тумату. На берегах Тумата до Ковалевского не бывал никто. Он открыл эту страну для науки. Область Тумата по своему геологическому строению и условиям залегания золотосодержащих пород напоминала Пышму и Миасс на Урале. Русские геологи безошибочно находили золото в зеленокаменных породах, в ложбинах и притоках африканской реки. Уральский опыт Ковалевского и его спутников увенчался успехом: была открыта богатейшая золотая россыпь. Египетские рабочие под руководством Ивана Бородина начали строить золотопромывальную фабрику, а Ковалевский с остальными спутниками отправился дальше вглубь Африки.

В период путешествия у Ковалевского сложились дружеские отношения с египетскими правителями.

«Во время двухнедельного моего пребывания в Каире я бывал очень часто у вице-короля и, смею думать, пользовался его особенным к себе расположением. Он говорил со мной о барраже Нила, занимавшем его особенно, укреплении Александрии, об учреждении кадастра и нередко спрашивал моих советов; часто посмеивался над интригами англичан и французов, из которых в то время одни хлопотали об устройстве железной дороги, другие — канала через Суэзский перешеек, между тем как Мухаммед Али твердо решил не допускать ни того, ни другого и отделывался от двух враждующих между собой партий одними обещаниями». С большой благодарностью и гордостью отзывался Муххамед Али о русском императоре, предоставившем ему офицера с командой для поисков золота.

Во время обратного пути экспедиции Ковалевского правителем Египта был уже Ибрагим-паша, сын Мухаммеда Али. «Я привез ему золото, добытое на устроенной мной фабрике; он пересыпал его с руки на руку с видимым удовольствием и оказывал явную свою радость».

Путешественники вместе с Ковалевским перенесли все трудности работы под раскаленным небом, и во время тропических ливней. Подробное описание этого путешествия дается в книге Ковалевского «Путешествие во внутреннюю Африку», впервые опубликованной в Санкт-Петербурге в 1849 году.

Однако не только эта книга явилась свидетельством пребывания ее автора на Африканском континенте. Для внешнеполитического ведомства Егором Петровичем были составлены служебные отчеты: канцлеру К.В. Нессельроде, записка по политическому и торговому состоянию Восточного Судана и Абиссинии, разработан проект торговли России с Египтом и берегами Черного моря.

Отчитываясь за результаты своей экспедиции, Е.П. Ковалевский пишет: «Открыты три золотосодержащие россыпи, построена золотопромывальная фабрика и при ней укрепление, приучены к работам этого рода туземцы, в доказательство чего золото, добытое при мне на фабрике, привезено мной правителю Египта. Для географии приобретено огромное пространство страны негров от истоков Голубого Нила до Белого Нила, куда еще не проникал никогда ни один европеец, несмотря на все усилия Лондонского Географического общества. Измерены барометрически многие высоты и определены посредством секстана широты многих пунктов. Снята карта земель до сего времени неизвестных, собраны коллекции по многим отраслям естественных наук».

А что касается наших сограждан, то 8 ноября 1848 года штейгер Бородин и мастеровой Фомин вернулись в Миасский завод. За оказанное ими усердие и труды они были награждены. Бородин золотой медалью с надписью «За усердие» для ношения на шее на Аннинской ленте, а Фомин, будучи старообрядцем – выдачей 40 рублей серебром.

 

Алла Овчинникова, гл. специалист по основной деятельности