19 августа 2019 года исполнилось 100 лет комсомольской организации г. Миасса. В 60-х годах прошлого века назывались разные даты этого события – от указанной выше и до ноября месяца. Это можно объяснить тем, что поначалу возникали отдельные ячейки при различных учебных заведениях и в рабочих коллективах, и впоследствии каждый ветеран комсомола называл дату возникновения той ячейки, в которой он состоял. Ещё одним фактором разночтений является то, что многие руководители уже возникших комсомольских ячеек добровольцами уходили на Гражданскую войну или отзывались на более ответственные участки. Из-за отсутствия вожака и изменения численности комсомольской ячейки она могла до поры вообще перестать существовать, а потом, при назначении нового секретаря, вновь возродиться. Но, тем не менее, после исследования архивных материалов, воспоминаний очевидцев, учитывая наличие комсомольских билетов, датированных именно вышеуказанным числом, официальной датой считается день создания комитета Миасского РКСМ.

В первые годы советской власти никаких привилегий у комсомольцев не было. Делом чести считалось отдать все свои силы для блага трудового народа и обездоленных людей. В период становления нового государственного строя РКСэмовцы учились стрелять, перевязывать раненых, по ночам частенько раздавался гудок напилочного завода, объявляющего срочный сбор, и не всегда это были проверочные гудки. Ложась спать, оставляли у постели сапоги и гимнастерку, чтобы по стуку в окно и по сигнальному слову «В Райком» быстро одеться и поспешить разбудить следующего соседа. В Райкоме отмечали, во сколько минут кто явился. Были и курьезы, иногда тот, кто жил рядом, являлся после всех – тут хохоту не было конца. На учения в лес ходили строем, в юнгштормовках, с оркестром, иногда даже ночью. Все высыпали на улицу смотреть, как идет комсомол. Наиболее подготовленные ребята дежурили в отряде ЧОН (части особого назначения) для оказания помощи органам Советской власти по борьбе с контрреволюцией, охраны особо важных объектов. Комсомольцы сдавали свои продовольственные карточки для помощи голодающему населению.

Даже в серьёзных военизированных занятиях проявлялся молодой задор. При всех тяготах сурового времени комсомольцы были заводилами самых интересных дел. Их желание пробудить провинциальный городок к строительству новой жизни заставляло многих молодых людей круто поменять свою судьбу, предназначенную укладом их семьи. Без агитации, по доброй воле пришла в комсомол Кушнова Антонина. Подружками по школе у неё были комсомолки Валя Пушкарева и Леля Комиссарова. У одной коммунистами были мать и тетка, у другой брат, им нетрудно было вступить, как выразилась в своих воспоминаниях Антонина. А вот, например, Петю Васильева отец выгнал из дома за то, что тот в комсомол вступил. У Антонины Кушновой тоже не было поддержки в семье. Её отец Петр Львович был очень набожным человеком, кержаком, главой большой семьи из восьми человек. После смерти первой жены он ещё два раза женился, работал на Напилочном заводе возчиком торфа, грамоты не знал. Только трое из всех его детей смогли учиться, больше всех стремилась к учению Антонина. Учиться тогда заставлять не надо было, свободных мест в учебных заведениях не хватало. Преимущественно принимали рабочих и их детей, существовала песенка тех времен: «Дайте мне за все червонцы папу от станка…» Но упорство и целеустремлённость Антонины оценили и поддержали. После 3-го класса сама месяц готовилась, чтобы сразу поступить в 6-й, потом сразу в 8-й класс. Чувствуя тягу дочери к новой жизни, отец стал «завинчивать гайки», не выпускал лишний раз из дома Антонину и её сестру. Девушки пытались протестовать, отказывались от постов и молитв. Сестра, не выдержав такой строгости, бросилась под поезд. Антонина ушла из дома, несколько дней жила у подруги. В дни проведения районной комсомольской конференции Антонина и две её подружки пошли в здание Райкома комсомола по ул. Пушкина, дом № 2, где всегда происходили комсомольские мероприятия, кипела жизнь. Но в тот день в здании находилось только две дежурные, которые направили подружек в здание Управления напилочного завода. Девушки робко вошли в зал, докладчик прервал свою речь. Все обернулись к пришедшим. На вопрос «Зачем вы сюда, девчата?» Антонина ответила: «Мы комсомол ищем, примите нас». Тут поднялась суматоха, девчат окружили, повели к трибуне. Оказывается, их появление прервало докладчика на обсуждении вопроса о том, что девушек в организации очень мало, они боятся идти. Кругом был шум, смех, хлопали в ладоши. Спустя много лет Антонина с восторгом вспоминала, как её посадили на стул и принялись качать, а она с перепугу чуть дышала. Девушкам дали по листку бумаги, что-то продиктовали и тут же всех троих приняли без всякого кандидатского стажа – прямо в члены РЛКСМ. Отец отказался от дочери. У церковников поднялся переполох, как это так, дочь такого набожного человека – Кушнова Петра Львовича, ушла в комсомол! Старообрядцы отслужили молебен в церкви за возвращение «заблудшей». Священник отец Роман со всем причтом церковным и толпой верующих явились в дом отца образумить богоотступницу. Свидетелем этого события был секретарь райкома комсомола Иван Никитин, который пришел с Антониной по её просьбе, чтобы оградить от нападок. Он отказался спорить с попом, а комсомолка Антонина, воспользовавшись его защитой, демонстративно ушла из дома. Не возвращалась, пока не позвал отец. Трагическая гибель другой дочери несколько смягчила строгий до деспотизма характер Петра Кушнова, на Антонину махнули рукой, сказали: «Живи, как знаешь, если ты ещё не поняла, как карает бог за непослушание…, но у нас ничего не проси».

С выходом постановления о единой трудовой школе в Миассе были объединены учащиеся бывшей прогимназии и Высшего начального училища, в дальнейшем школа стала пополняться за счёт закончивших начальные школы города. В первой комсомольской ячейке школы 2 ступени было около 10 человек. И этим десяти удавалось своим энтузиазмом вовлекать в комсомольские дела и несоюзную молодёжь, массово задействовать даже юных представителей кержацких семей. В многочисленные церковные праздники пустовало много парт в классах, простаивали станки на напилочном заводе, что категорически не совпадало с отчаянной борьбой трудового народа с невежеством и разрухой в стране. Поэтому и агитация велась горячо, использовались масштабные и доступные для понимания сограждан средства: концерты с антирелигиозными частушками, демонстрации с карнавальными элементами и спектакли. В школе работали драматический и хоровой кружки. Драмкружок ставил в школе отрывки из изучаемых литературных произведений, иногда с участием ребят из Политехникума. Некоторые спектакли проходили в зале со сценой, который располагался в левом крыле заводоуправления завода. Активные школьники вели пропагандистскую работу, выступая с докладами в школе и среди населения. Хоровой кружок школы и его солисты выступали на всех городских вечерах. Выезжали в деревню с концертами, в то время ездили на лошадях, и в плохую погоду тоже. В деревне были рады этим «кулаб-походам» и с нетерпением ждали новых выступлений.

Одним из самых нашумевших в Миассе представлений стал спектакль «Русская свадьба». Женскому свадебному хору, подружкам невесты и самой невесте нужно было достать боярские сарафаны. Решение этой проблемы было поручено Антонине Кушновой. Ей пришлось обратиться к девушкам из кержацких семей, которых комсомольцы старались вовлечь в работу драмкружка. Кержачки на моления одевали красивые шёлковые и атласные старо-русские сарафаны, очень схожие с боярскими. В этих сарафанах только молились, ходили в церковь. С точки зрения старообрядческих устоев, это было кощунство, но всё-таки удалось тайком от старших собрать около 30 сарафанов. За этот рискованный поступок девушки-кержачки были вознаграждены бесплатными билетами на спектакль. Остальные детали костюмов шили сами участники спектакля. Сервировка стола, мебель и декорации собирались с помощью родителей участников спектакля. Пьесу долго и тщательно готовили, но произведенный фурор стоил того. Несмотря на большое количество бесплатных билетов, от продажи остальных удалось выручить неплохие средства в пользу школы.

В 1924 году в день похорон Ленина в Миассе на площади был митинг, гудели заводские гудки, звучали прощальные залпы орудий. Многие комсомольцы по Ленинскому призыву вступили в ряды коммунистической партии, вновь пополнились ряды комсомола. В этом же году был первый выпуск миасской школы 2-й ступени. От Райкома комсомола секретарём Никитиным Антонина Кушнова была направлена на обучение в Златоустовский педтехникум, где сразу была принята на 3-й курс. После окончания получила назначение в Миасскую школу № 4, которая тогда располагалась в районе базара. Там она отработала 4 года. Ей довелось жить, работать и повышать образование в разных городах страны. Педагогический стаж составил 35 лет. И все эти годы, несмотря на многие тяготы, Антонина Петровна Кушнова (в замужестве Соловьянова) осталась верна своему комсомольскому обязательству, данному в 1931 году при смене комсомольских билетов – не уходить с учительской работы ни при каких обстоятельствах. Честь и слава педагогам, так трепетно  и честно относящимся к своим словам!

Калишева Н.П. научный сотрудник музея