Антарктида — гигантский материк, покрытый льдом. Его история восходит к древним временам, когда люди знали, что на крайнем юге есть земля, Неведомая Южная земля. Термин «Антарктика», как противоположность Арктике, впервые появился еще во II веке н.э.

Некоторые современные исследователи считают древние изображения Антарктиды достаточно точными, а наличие таких карт свидетельствует о том, что Антарктида была открыта и описана ещё в доисторический период. В XV—XVI веках, после того, как европейские мореплаватели обогнули мыс Горн и мыс Доброй Надежды, стало понятно, что если Неведомая Южная земля и существует, то является отдельным континентом. В 1773 году, заметим, однако, что это и год основания нашего города, Джеймс Кук впервые пересёк Южный полярный круг, и, хотя он открыл отдельные антарктические острова, он так и не обнаружил материк.А вот сам материк обнаружили в 1820 году сразу три экспедиции. 28 января русская антарктическая экспедиция под командованием Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева была остановлена льдами в 20 км от берега Земли Александра I, которая, как выяснилось лишь в 1940 году, является островом, отделённым от материка проливом. 30 января британская экспедиция Эдуарда Брэнсфилда также видела Антарктиду. Наконец, в ноябре к континенту подходил американский китобойный корабль капитана Натаниэла Палмера. По-видимому, впервые на материк высадились моряки китобойного корабля капитана Джона Дэвиса в 1821 году.

В 1959 году был подписан Договор об Антарктике, закрепляющий за Антарктидой статус территории, свободной от военной деятельности и посвящённой деятельности научной.

Как же наш город, находящийся за тысячи километров от холодного, хотя и Южного полюса связан с ним? А связь между тем есть. Во-первых, в год основания нашего города, как было сказано выше, Джеймс Кук впервые пересёк Южный полярный круг, во-вторых, в нашем городе долгое время жил и похоронен один из участников исследования Антарктиды, Владимир Михайлович Басов.

В ноябре 2012 года, музей впервые проводил день Дарения, когда все желающие могли сделать старейшему заведению культуры подарок – экспонат на вечное хранение. И «урожай» музей собрал хороший. Среди раритетов был и дневник «Комплексной Антарктической экспедиции», который вел Басов Владимир Михайлович. В дар его передала проживающая и сегодня в нашем городе дочь исследователя – Рудакова Ольга Владимировна.

Владимир Михайлович родился в городе Усмань Воронежской области 16 января 1927. А закончил свой жизненный путь в нашем городе 12 мая 1996 года. После окончании Московского геологоразведочного института в 1949 году, Владимир Михайлович работал начальником отряда в Меймечинской экспедиции Главсевморпути в центральном секторе Арктики, проводил геологические съемки островов Таймырского округа Северного Ледовитого океана. После ликвидации геологической службы Главсевморпути, с 1954 года работал в Ильменском заповеднике – сначала ученым секретарем, а с 1956 по 1963 год директором.

В 1955 году получил приглашение участвовать в исследовании Антарктиды. С борта дизельэлектрохода “Обь” изучал донные осадки прибрежных морей этого материка.

Затем в 1957 году вернулся к работе в Заповеднике. Его трудовая биография интересна и разнообразна. В 1959 году, будучи директором заповедника, в составе делегации СССР участвовал в работе VII Генеральной ассамблеи ЮНЕСКО по охране природы, проходящей в Афинах. В 1963 году Министерством геологии при посольстве СССР был направлен в республику Гана, где советские геологи проводили геологическую съемку и поиски месторождений. В 1966 году, после военного переворота в республике, вернулся на Родину и снова работал в заповеднике научным сотрудником. С 1967 года, по приглашению В.П. Макеева, до выхода на заслуженный отдых, работал переводчиком в КБ Машиностроения.

Чем жила экспедиция, продвигаясь к самой южной точке земного шара и проходя через различные климатические зоны? Полистаем дневник Владимира Михайловича Басова.

Первая запись, описывающая выход дизельэлектрохода сделана 30 ноября 1955 года. «… Без 10 мин. 6 ч. «Обь» с помощью двух буксиров медленно отваливает от пирса. Толпа на берегу шумно провожает «Обь». Оркестр выдувает марш. Пока Обь медленно ползет по каналу, толпа на берегу ручейками ползет вдоль пирса за кораблем. При выходе в залив «Обь» дает три длинных гудка, ей отзываются все пароходы и суда вокруг, украшенные флагами расцвечивания. «Обь» выходит в лучах прожекторов…». Так описывает Владимир Михайлович начало Антарктического путешествия. Балтийское море встретило экипаж хоть и сумрачно, но одобрительно.

5 декабря «Обь», миновав ночью устье р. Эльбы прошла вдоль берегов Нидерландов и Бельгии. Затем миновала Английский канал, после чего последовал выход в Атлантический океан. «Обь» прошла мимо берегов Пиренейского полуострова.

Интересная запись сделана10 декабря: «…Безграничные просторы океана распластались по всему горизонту, вызывая своим величием чувства бренности человеческого существа и вечности мира… Здесь в 150 милях от ближайшей суши чувствуют себя дома альбатросы, пилотирующие за кормой корабля…Багровый диск солнца полонила армада мрачных туч, сквозь щупальца которых, как потоки крови терзаемого существа, вырываются алые лучи солнца».

Путь в Антактиду лежал через тропики и пересечение экватора, где температура резко отличается от «Южного полюса». А какой экватор без праздника Нептуна? Подготовка к веселому празднику шла довольно тщательно, был даже создан штаб по подготовке.

13 декабря «Обь» пересекла тропики, а значит, температурная кивая резко пошла в вверх, но, как отмечает Владимир Михайлович, «это далеко не те +27, что бывают в наших краях. Воздух насыщен влагой, природа потеет, так что сегодня особенно нечем дышать, духота не бани, а доменной печи».

Еще через три дня, в день, когда судно пересекло экватор, прошел праздник Нептуна. К этой «вакханалии» шли долгие и серьезные приготовления. Из полотенца был изображен флаг с эмблемой, наготовлены колпаки и форма – туника из простынь и колпак звездочета с эмблемой. И веселье началось. «Репродукторы жарят самую разухабистую джазовую музыку. Черты, вымазанные в нагаре от трубы, нетерпеливо переминаются на бортах купели. Наконец, Нептун Корт вылезает. Идет Ман с портфелем в белом костюме, с ним Сомов. Начинается обычный в таких случаях диалог, после чего Сомов вручает Нептуну бутылку коньяка…Черти таскают крестящихся…и толкают очередную жертву в купель».

Далее «Обь» идет вдоль берегов Южной Африки. Сильное встречное течение холодных вод снижает скорость. Затем следует заход в Кейптаун, где их встретили люди из консульства и журналисты. Затем следовала поездка на мыс Доброй Надежды – самую южную точку континента. Все «туземцы», по замечанию автора одеты «как на картинке из журнала мод». 25 декабря в воскресенье в Кейптауне праздновалось Рождество.

Через месяц, пребывая на «Южной земле», члены экипажа перевели одну из первых заметок о пребывании в Кейптауне с крупным заголовком: «Красные нашли магазины в Кейптауне закрытыми». Из которой становится известно, что в русской научной экспедиции принимало участие около 100 человек. Целью короткого визита в Кейптаун было пополнение продовольствием. 7,400-тонный корабль «Обь» перевозил также тяжелые грузы оборудования (снаряжения) в Антарктиду. Но специальный визит за рождественскими покупками членов экипажа не удался, поскольку магазины были закрыты. А, прежде чем отойти от причала, «Обь» послала короткий радиосигнал «Счастливого Рождества, Кейптаун».

Из другой газетной заметки становится очевидно, что «Обь» является флагманским кораблем русской геофизической экспедиции на крайний Юг. Она имеет в своем составе метеорологов, изыскателей, полярных исследователей, гражданских – и радиоинженеров для строительства базы на земле Нокса. Советская экспедиция является самой значительной из такого рода экспедиций, который когда-либо проходили через Кейптаун.

За два дня до нового года «Обь» прошли острова Марион и Принса-Эдуарда. Новогодняя ночь была впервые за этот рейс светлой, «собственно говоря не ночь, а сумерки». 1 января нового 1956 года по радио слушали первую передачу о себе, которую записали на пленку. На следующий день показался первый айсберг – «Ледяной посланец Антарктиды». Дул свежий ветер. Иногда попадали в полосы тумана. Пересекли путь Белинсгаузена, который прошел здесь 20 февраля 1820 года. 3 января айсбергов встречается много, температура опустилась ниже нуля на несколько десятков градусов. Вошли в море Дейвиса, названные по имени капитана «Авроры». 4 января увидели первых тюленей и пингвинов. Пингвинов автор дневника называет «забавными детьми-птицами», которые с любопытством разглядывали «Обь».

5 января радиолокатором опознали берег суши. Желанные берега Антарктиды были достигнуты. «Небо над Антарктидой необычайно красиво. По нему разливаются все цвета палитры с самыми необычными оттенками. Если нарисовать или заснять на цветную пленку небо Антарктики при восходах и заходах солнца. То многие не поверят. Что это натуральный цвет… ». Спустя некоторое время автор  наблюдал картину Антарктических контрастов: в одной части – белые кучевые облака и солнце, а рядом непроглядная мгла.

24 февраля 1954 Сомов и Черевичный на ИЛ-12 достигли полюса недоступности – точки, которую наиболее трудно достичь из-за её удалённости от удобных транспортных путей. Это район представлял собой совершенно безжизненную и безмолвную ледяную пустыню.

Накануне международного Женского праздника были открыты два маленьких островка, которые впервые увидел Черевичный. Ему предложили назвать их его именем, но он отказался под предлогом, что подождет более серьезного. А острова решено было назвать в честь 8 Марта.

В феврале произошел разрыв дипломатических отношений СССР с ЮАР и отзыв консула. Поэтому Москва одобрила австралийский вариант обратного рейса экспедиции. Путь домой через Австралию практически не описан автором дневника. Последняя запись сделана 2 апреля 1956 года.

Во время длительного путешествия экипаж не только занимался выполнением своих обязанностей, но и культурно отдыхал, просматривая отечественные фильмы, такие как «Солдат Иван Бровкин», не обошлось и без торжественных собраний. А 1 января – день отдыха, демонстрировалось сплошное кино до самого вечера.

Автор дневника описывает события живым и образным языком, проводя аналогии. Так, например, Атлантический океан сравнивается с добрым великаном, уснувшим после трудов. Думаю, что Владимир Михайлович Басов, при его и без того богатой биографии, мог бы стать неплохим журналистом или даже писателем. Читая дневник, написанный более пятидесяти лет назад, невольно следуешь за кораблем, и, кажется, вместе с экипажем пересекаешь экватор, затем погружаешься в холод Антарктиды. Владимир Михайлович прожил интересную жизнь, наполненную путешествиями. А участие в Антарктической экспедиции стало, пожалуй, ярким событием жизни.

 

Чухарева Н. Н. – главный научный сотрудник краеведческого музея