С весны 1940 года в районе Бреста началось строительство укреплённых районов вдоль белорусского участка границы. Осенью была организована целая серия войсковых учений, одно из них – «Наступление стрелкового полка», проводилось под руководством Наркома обороны Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко, который положительно оценил действия 6-й Орловской стрелковой дивизии Брестского гарнизона. В газете Западного Особого военного округа «Красноармейская правда» публиковались снимки этих тактических занятий. Обстановка на границе всё более обострялась, только за вторую половину 1940 года Брестский погранотряд при активном участии местного населения задержал 5392 нарушителя границы. 21 июня немецкие самолёты трижды нарушали государственную границу, в один из налётов были обстреляны советские бойцы на строительстве укрепрайона. На участке 12-й заставы неоднократно загоралась рожь.

Уже после войны среди руин здания редакции в Кобрине была обнаружена матрица номера газеты «Часовой Родины» за 22 июня и оттиск с неё, где рассказывается о прошедших накануне занятиях пулемётчиков, выполнивших задачу на 100%. Предчувствие надвигающейся угрозы звучит в письмах родным от служащих на границе. У них нет иллюзий и доверия к «соседу». Поэтому к военной подготовке относились с полной ответственностью. До последней минуты советское правительство остерегалось нарушить договор с Германией о ненападении, иначе СССР был бы признан агрессором и никакой союзнической поддержки не получил. Жизнь мирных людей шла своим чередом, 22 июня 1941 года в городе Брест должен был открыться первый областной смотр детской художественной самодеятельности, был объявлен заключительный гастрольный спектакль театра музкомедии БССР. Но все счастливые планы были перечёркнуты чёрной датой – 22 июня 1941 года. Начиная с 2.00 из всех комендатур или прямо с застав в штаб Брестского погранотряда начали поступать донесения о скоплении фашистских танков у государственной границы. В городе и на железнодорожной станции погас свет и вышел из строя водопровод, прекратилась связь со штабами округа, армии и укрепрайона – в нескольких местах диверсантами были вырезаны десятки метров провода, связь была восстановлена примерно через час. Мощь вероломного удара была неожиданной даже для участников нападавшей стороны, вот как описывает начало боевых действий фашистский пастор Р. Гшепф в своей книге «Мой путь с 45-й пехотной дивизией»: «Ровно в 3.15 начался ураган он пронёсся над нашими головами с такой силой, какую мы ни разу не испытывали ни до этого, ни во всём последующем ходе войны… Русские были подняты нашим огнём прямо с постелей… Однако они удивительно быстро оправились, сформировались в боевые группы позади наших прорвавшихся вперёд рот и начали организовывать отчаянную и упорную оборону… Наши потери в людях, особенно в офицерском составе, вскоре приняли прискорбные размеры… Уже в первый день войны на острове были окружены и разгромлены штабы 3-го батальона 135-го пехотного полка и 1-го дивизиона 99-го артиллерийского полка, убиты командиры частей».[1]

Волынское укрепление Брестской крепости также было подвергнуто артобстрелу и авиабомбардировке. На этой территории располагался госпиталь и 95-й медико-санитарный батальон. У Южных ворот укрепления сдерживали вражеский натиск курсанты полковой школы 84-го стрелкового полка под командованием старшего политрука Кислицкого Леонида Елисеевича, причём большинство личного состава находилось на учениях вне крепости. Во вражеском донесении это сражение описано так: «Введение в бой новых сил 133-го пехотного полка (до этого резерв корпуса) на Южном и Западном островах с 13.14 не внесло изменения в положение. Там, где русские были отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, канализационных колодцев и других укрытий появлялись новые силы, которые стреляли так превосходно, что наши потери значительно увеличивались». Только к концу третьего дня гитлеровцам удалось занять основную часть укрепления, но отдельные группы защитников ещё продержались какое-то время. Из донесения противника: «Сюда нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, так как превосходно организованный ружейный и пулемётный огонь из глубоких окопов и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося. Оставалось только одно решение – голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен…». 29-30 июня против защитников Брестской крепости были применены бомбардировочная авиация и тяжёлая артиллерия, но и после разгрома штаба продолжались очаговые бои.

В этом огненном котле довелось оказаться Шамину Алексею Филипповичу. Он родился в Миассе в 1912 году, учился в ФЗУ, с 1934 по 1940 год служил в Красной Армии, в 1939 году вступил в ВКП(б), окончил курсы младших лейтенантов.[2] В июне 1941 года он служил командиром взвода 84 стрелкового полка 6 стрелковой дивизии (84 СП 6 СД)[3] в частях Западного Особого Военного округа. Возможно, Шамин А.Ф. был среди находившихся 22 июня на учениях вне крепости, возможно, он был в числе вырвавшихся в жесточайшем бою за крепостные стены немногих выживших, когда разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии и не смогли попасть на сборное место потому, что по нему был направлен артиллерийский огонь. Точно известно одно – что он продолжал сражаться с врагом до последнего, его, раненого в грудь, фашисты взяли в плен только 14 июля[4]. Но учесть потери в тех боях было невозможно, в отчётных документах командования появилась запись: «Шамин Алексей Филиппович, лейтенант. Дата выбытия между 22.06.1941 и 18.06.1943 г., пропал без вести»[5]. А в боевом донесении командир 45-й дивизии фашистских войск генерал-лейтенанта Шлипер о занятии крепости Брест-Литовск 8 июля 1941 г. написал: «…Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе»[6].

Целых четыре года с 14.07.41 г. по 19.07.1945 г. находился в плену фашистской Германии Шамин Алексей Филиппович [7]. Из них 2 месяца он находился в Польше, 3 года – в Германии и 8 месяцев – в лагере для военнопленных в Норвежском городе Лиллехамер.[8] Отдел организационно мобилизационный и укомплектования Штаба Приволжского военного округа после освобождения из плена и репатриации направил лейтенанта Шамина А.Ф. в 47 учебную стрелковую дивизию. Соблюдая обязательства перед союзниками, Советский Союз при участии войск братской Монгольской Народной Республики вступил в войну против милитаристической Японии, в которой участвовали и воины Брестского гарнизона 1941 года. Среди них с 9 по 28 августа 1945 года снова командовал взводом старший техник АЭ старший лейтенант Шамин Алексей Филиппович. За 24 дня была разгромлена почти миллионная Квантунская армия, 2 сентября 1945 года Япония капитулировала, окончилась вторая мировая война. Демобилизовавшись из Советской Армии, Алексей Филиппович стал работать на Уральском  автозаводе, освоил специальности сверловщика, слесаря и наладчика.

Долгие годы о подвиге защитников Брестской было очень мало информации, одно из первых – из штабного немецкого донесения, захваченного в бумагах разгромленной немецкой части под Орлом в феврале 1942 года. В конце 1940-х годов в советских газетах появились первые статьи об обороне Брестской крепости, основанные исключительно на слухах. В 1951 году при разборе завалов казармы у Брестских ворот был найден приказ № 1.[9] В том же году художник П. Кривоногов написал картину «Защитники Брестской крепости». Заслуга восстановления памяти героев крепости во многом принадлежит писателю и историку С. С. Смирнову, и поддержавшему его инициативу К. М. Симонову. Сергей Смирнов — автор пьес и киносценариев, документальных книг и очерков о неизвестных героях Великой Отечественной войны, в том числе «Брестская крепость» (1957 г.; расширенное издание — в 1964 г.), «Рассказы о неизвестных героях» (1963) и др., был одним из инициаторов создания музея обороны крепости, которому передал собранные им материалы (более 50 папок с письмами, 60 тетрадей и блокнотов с записями бесед с защитниками крепости, сотни фотографий и др.). Главным итогом его самоотверженной работы стала реабилитация героев Брестской крепости, с некоторыми Смирнов встречался лично, многие откликнулись на его передачи цикла «Подвиг» по Центральному телевидению и Всесоюзному радио. Алексей Филиппович Шамин также внёс свой вклад, рассказав в письмах о своих боевых товарищах. Сам он за участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны второй степени[10].

Но не только в бою и в плену был Алексей Филиппович настоящим героем. Даже в мирное время он спасал судьбы многих людей, будучи наставником на производстве. В феврале 1959 года коммунист Шамин А.Ф. был назначен мастером на участок крестовины кардана – самый отстающий в цехе шасси. Много месяцев не выполнялся план, грязь и захламлённость способствовали большому количеству брака, трудовая дисциплина вызывала тревогу у секретаря партбюро, который и предложил кандидатуру бывшего фронтовика на эту должность, а начальник цеха тов. Жугин – поддержал. «25 станочников и наладчиков, которые обслуживают 28 различных станков. Люди в основном молодые. Хотя некоторые из станочников уже не первый год работают в цехе, но у них ещё нет достаточного жизнен опыта… Надо было не только умело организовать производство, но и найти ключ к сердцу каждого юноши и девушки, вселить в них утраченную уверенность в возможности выполнения плана, в том, что от слаженной работы всего участка зависит заработок каждого станочника…».[11] К этому моменту Алексей Шамин уже более 10-ти лет проработал на Автозаводе. Он со всей душой принялся за перевоспитание своих подчинённых. На первом собрании на участке прошла беседа о рациональном использовании станков и обучении смежным операциям, о создании бригады и участии в соревновании за звание коллектива коммунистического труда. Все 25 человек изъявили желание войти в состав бригады, руководителем которой был избран опытный наладчик Михаил Ерастов. Уже к маю этого года участок стал одним из лучших в цехе по культуре производства, две шлифовщицы были удостоены почетного звания отличников по профессиям. Было внедрено более двадцати предложений от членов бригады по облегчению условий труда и повышению производительности, многие из членов бригады решили учиться в вечерней школе и автотехникуме без отрыва от производства. Сплочению коллектива способствовали коллективные походы в кино, на спектакли, выезды на массовки, читки художественной литературы, воскресники по сбору металлолома и другие мероприятия. Алексей Филиппович сам не давал покоя диспетчерам и механикам, если вовремя не поданы заготовки или неисправен станок, на общих собраниях или в индивидуальной беседе коммунист Шамин разъяснял политику партии, цели семилетки. Результатом работы этого человека с горячим сердцем стало решение общего собрания коллектива рабочих пролёта редуктор о присвоении звания бригады коммунистического труда коллективу, работающему на участке крестовины. Неравнодушный человек смог выстоять в горниле войны и помог найти цель в жизни новому поколению.

[1] Путеводитель «Музей обороны Брестской крепости», Минск «Беларусь», 1986 г.

[2] Из списка пропавшего без вести начальствующего состава, бывшего в частях Западного Особого Военного округа от 2.8.43 г.

https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie3239900/

[3] Приказ управления Красной Армии от 12 авг. 1943 г. № 0839/пр

ЦАМО фонд 33 опись 11458 дело 49

 https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_prikaz73841954/

[4] «Алексей Шамин-защитник Бреста», газета «Миасский рабочий» 1959 г. № 53 от 8 мая стр.2 (фонды Миасского краеведческого музея).

[5]  ЦАМО фонд 33 опись 11458 дело 84 https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie3234449/

[6] «Оборона Брестской крепости» https://ru.wikipedia.org/wiki/

[7] Приказ главного управления кадров народного комиссариата обороны СССР № 02901 от 6 ноября 1945 г.

ЦАМО фонд 33 опись 11458 дело 671

https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_prikaz74773624/

[8]  Список по форме 2/ВП приказа НКО СССР № 023

ЦАМО фонд 58 опись 18003 дело 1495 https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_dopolnitelnoe_donesenie65668316/

[9] https://ru.wikipedia.org/wiki/

[10] С. Добрых «Алексей Шамин-защитник Бреста», «Миасск раб» № 53 от 8 мая 1959 г. /фонды миасского краеведческого музея/

[11] П.Крутов «Душа коллектива», «Миасский рабочий» № 71 от 19 июня 1959 г.

Мл. научный сотрудник Калишева Н.П.

Leave a reply

required